“Не о такой старости я мечтала, когда детей растила”

 

Эту статью вы прочитаете за 4 минут(ы)

  – В своей собственной квартире живу в самой маленькой комнате! – рассказывает пенсионерка Людмила Владимировна. – Стоит моя тахта и шкаф, и все, не развернуться! Ни воздуха, ни света. Зато две другие оккупировали сын с семьей. Говорю ему, совесть у тебя есть вообще? А он – мама, а что ты предлагаешь, внучек твоих вдвоем в эту клетушку поселить? Это невозможно, ты же сама понимаешь! И наша с Верой кровать туда не поместится… Тебе, говорит, предложили выход из ситуации, ты сама не захотела…     – Да? И какой же выход он предложил? – Да ну, даже говорить неприятно. Такое придумал! В съемную квартиру хочет меня перевезти. Уже и приглядел, куда, ты представляешь? Друг его квартиру сдает в Красногорске. Я ему говорю – чтобы я из Москвы, из собственной квартиры поперлась неизвестно куда? А он – мама, там отличные условия, новый дом, поликлиника под боком, можно там прикрепиться. Хозяева – отличные люди. Да щас, ага, всю жизнь мечтала, чтобы у меня на седьмом десятке лет были какие-то хозяева!.. Не дождетесь, говорю!.. Собственная квартира Людмилы Владимировны, хоть и трехкомнатная, находится в экспериментальном доме с ужасно неудобной планировкой. Две комнаты нормальные, большие, просторные, а третья – практически кладовка, правда, с окном, темная, узкая и неудобная. Остряки называют ее «тёщиной комнатой». В этой-то комнате и живет Людмила Владимировна последние несколько лет. В больших комнатах квартиры расположился сын Олег с семьей – женой Верой и двумя дочками-школьницами. Изначально квартира принадлежала троим – Людмиле Владимировне и ее детям, сыну и дочери, в равных долях. Дочь вышла замуж и уехала к мужу, вскоре женился и Олег, и привел жену к матери. Договорились, что молодые поживут с Людмилой Владимировной несколько лет, пока не накопят первоначальный взнос в ипотеку. И первые пару лет Олег с Верой действительно копили, несмотря на то, что родилась старшая дочь. Олег работал, брал лишние смены, Вера подрабатывала из дома, успевая крутиться и по хозяйству, и с ребенком. Накопили какую-то сумму, стали уже потихоньку по вечерам присматривать варианты квартиры для себя. Но тут случилось непредвиденное: старшая сестра Олега влезла со своим мужем в какие-то финансовые аферы и пришла к матери с ультимативным требованием продать квартиру и выплатить ей ее долю. Поделить их квартиру на три отдельных пусть даже комнаты в коммуналке совершенно нереально, но сестра и слышать ничего не хотела: отдавайте мое, и точка. Было все: скандалы, письма, оскорбления, угрозы подселить бомжей… В итоге Олег собрал все имеющиеся у него в наличии деньги и выкупил у сестры ее долю в родительском жилье. Теперь у Олега и его жены, получается, в собственности две трети квартиры, а у Людмилы Владимировны – только треть. И все бы ничего, только невестка, до этого сидевшая тише воды ниже травы, вдруг почувствовала себя здесь полноценной хозяйкой. Начала огрызаться, диктовать свои правила, а как-то раз и вовсе заявила свекрови: не нравится, мол, вас никто здесь не держит. Это наша квартира! Мы заплатили деньги! – Разговоры о том, что они будут себе что-то покупать, плавно прекратились! – рассказывает Людмила Владимировна. – Деньги-то они все истратили, а потом у сына начались сложности на работе. Выправилось как-то, смотрю, а они второго ребенка затеяли рожать. Перед родами сделали в квартире ремонт, оформили детскую, а меня заселили в кладовку, да. Вот как? Что за дети! Не о такой старости я мечтала, когда их воспитывала… *** – Да прямо, бедная-несчастная она, как же! – возмущается Вера, невестка Людмилы Владимировны. – Чем ей плохо-то, вот скажи? Денег своих на быт она не тратит ни копейки, все на нас: и холодильник, и коммуналка, и мелкий ремонт. Пенсию свою она целиком относит на счет… И комната у нее нормальная вполне, все отремонтировали, светильники повесили, шкаф новый купили, с зеркалами. Что ей там, плясать? Или нам детей, двоих, положить в эту кладовку, а ее одну в большую комнату заселить? – Понятно… – Хозяйством тоже не занимается, машинку стиральную включать за эти годы так и не научилась, а зачем? Я и стираю, и мою, и убираю все. Готовлю тоже я, вечерами после работы, если ничего нет, Людмила Владимировна приготовит себе бутерброд с чаем и будет ждать, когда я приду. С детьми не сидела ни дня, сейчас они уже большие, раньше я сидела, никого не напрягала… Ну да, указаний ее выполнять никто не хочет. – А каких указаний? – Да всяких дурацких! Свет не включайте, воду долго не лейте, нечего так долго сидеть, идите спать. Я в молодости глупая была, все старалась подстроиться, сберечь худой мир, – говорит Вера. – Честно говоря, получалось только хуже. Я себя успокаивала, что это все ненадолго, вот купим квартиру, вот съедем. А после истории с сестрой, когда ясно стало, что ничего мы не купим, поняла, что надо настраиваться на долгую совместную жизнь и вести себя по-другому. Не нравится, у нее есть вариант – Красногорск. Там действительно хорошая квартира сдается, хозяева наши знакомые, прекрасные условия. Платили бы мы сами, естественно, но она не хочет ни за что. Ну на нет и суда нет. Пусть терпит тут, я тоже многое терплю, что ж теперь… *** А может, бабуле действительно нужно просто снять с головы корону? Или это дети обнаглели, молодым надо съезжать, это квартира матери, и точка? Несмотря на то, кто за что платил и кто что выкупил? Что думаете?

 

Tany
Tany

No Comments

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Статистика блога

  • 7 511 просмотров